Форум «Родовое поселение «Росинка»
Главная страница сайта ПоискFAQПользователиГруппыВход
6.5.1  Пресса об анастасиевцах
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 10, 11, 12
 
Ответить на тему    Форум «Родовое поселение «Росинка» » 6.5  Политика и общество Предыдущая тема
Следующая тема
6.5.1  Пресса об анастасиевцах
Автор Сообщение
VV
Светловолосый брат VladimirVas'a


Зарегистрирован: 21.03.2010
Сообщения: 2163

Сообщение Ответить с цитатой
   
    Тимур Алимов. Российская газета – Неделя – Приволжье №7227 (61). 23.03.2017

Прочь из города
Все больше жителей Татарстана уезжают жить в сельскую местность


    В последние годы в разных районах Татарстана появилось около двух десятков так называемых экопоселений, или родовых поместий. Сюда переезжают семьи, решившие сменить городскую суету на сельскую размеренность. И таковых становится всё больше. Что представляют собой эти населённые пункты и как здесь живут «помещики» нового типа, выяснял корреспондент «РГ».


        Идеология экологии

    Общепризнанного смысла термина «экопоселение», или «родовое поместье», как и его юридического статуса, на сегодня нет. Одни понимают под ним «возврат к истокам» с отказом от достижений цивилизации – электричества, автомобилей и компьютеров. Другие – сочетание жизни на селе с удобствами, которые предоставляют современные технологии.
    Объединяет и тех и других желание жить в экологически чистой и тихой по сравнению с городом обстановке, как можно меньше нанося вред окружающей среде. На этом основываются некоторые правила – например, возделывать землю определённым способом и без удобрений, а также отказываться от привычной в хозяйстве бытовой химии. В каждом поселении существуют и дополнительные ограничения.
    Один из подобных населённых пунктов разместился в часе езды от столицы РТ – в Звениговском районе Марий Эл. Организовали его и обосновались в нём в основном казанцы: в Татарстане со свободными земельными участками трудновато, вот и обратили внимание на соседний регион.


        Вырвались из замкнутого пространства

    Сейчас в поселении постоянно проживает 27 семей, включая 20 детей. У каждой из них участок по 1,3 гектара, и такой размер площади выбран не случайно. Как объясняют инициаторы проекта, на меньшей территории с трудом удастся разместить все необходимые для большой семьи объекты – дом, баню, гараж, мастерскую, огород с теплицами и сад. На большем же пространстве неизбежно появятся неиспользуемые участки, вдобавок усложняется вопрос с подводом коммуникаций.
    Чуть более полугода назад жителями поселения стала семья Гимаевых: Артур, Мария и две их дочери.
    В беседе с корреспондентом «РГ» Мария призналась: до недавнего времени она и думать не могла, что уедет из мегаполиса в сельскую местность. Работала журналистом, как и супруг, в одном из городских изданий, мысли возникали разве что о доме в черте Казани или максимум – пригороде.
    – Артур активно интересовался родовыми поместьями, читал разные материалы. Несколько раз заводил разговор о возможности переезда, но я всегда была категорически против. Мнение кардинально поменялось в феврале прошлого года, когда впервые приехали сюда в гости. Проведя здесь целый день, поняла, что хочу жить и воспитывать детей в такой среде, вдали от шума и суеты, – рассказала Мария.
    Раздумья над всеми за и против, а также поиск необходимых средств продлились до лета. В начале июня, после определённых процедур, состоялся выбор участка, а спустя месяц началось активное строительство. 20 ноября Гимаевы первый раз остались ночевать в новом доме.
    – Построили дом из панелей с соломой внутри, – рассказывает Артур. – Прошедшая зима показала, что с теплоизоляцией всё в порядке. Печки или масляных радиаторов было вполне достаточно. Площадь дома на первом этаже получилась около 60 квадратных метров. Есть ещё второй, мансардный, но до его отделки пока руки не дошли. За деньги, в которые нам обошлось такое жильё, в Казани даже комнату купить невозможно.


        Разрешено всё, что не запрещено

    В поселении действует определённый свод правил. Во-первых, поместье нельзя продать, оно только может быть передано по наследству. Юридически территория населённого пункта принадлежит дачному некоммерческому партнерству с категорией земли сельскохозяйственного назначения.
    По закону здесь можно построить дом, зарегистрировать его и даже в нём прописаться, но стать владельцем именно земельного участка не получится. Таким образом организаторы поселения подстраховались от недобросовестных граждан, которые могли бы после оформления в собственность раздробить 1,3 гектара по шесть соток и реализовать их. Не жалуют здесь и тех, кто собирается использовать поместье только в качестве дачи. Закрыт вход любителям алкоголя и курильщикам.
    Одним из ключевых моментов также является запрет на применение бытовой химии: шампуней и моющих средств. Посуду, например, чистят с помощью горчицы. В ванной используется хозяйственное или дегтярное мыло, а также косметические жидкости, имеющие в своём составе только природные компоненты.
    Вообще все решения в поселении, включая и правила поведения, принимаются на общем собрании. Здесь же разрабатывается план обустройства территории и составляются рабочие группы, которые занимаются электроснабжением, содержанием дорог и строительно-ремонтными работами.
    Каждое поместье должно участвовать в поддержании местной инфраструктуры или же материально компенсировать трудозатраты.


        Скучно не бывает

    По словам Марии, долго привыкать к жизни в новых условиях не пришлось. Как и прежде, домашние дела, забота о семье. Зато появилось время на вышивание и другие виды досуга, на что в городе обычно не оставалось сил.
    Артур работает, как принято говорить, «на удалёнке» – пишет материалы для нескольких интернет-ресурсов. В поселении, кстати, несколько человек имеют возможность работать дистанционно. От неё, конечно, не отказываются, ведь потребность в деньгах никто не отменял.
    – Люди здесь очень разные, но общие интересы всё же есть. Поэтому мы отлично ладим с соседями, ходим друг к другу в гости на чай и пироги, играем в настольные игры. В общем доме регулярно проводим всевозможные мастер-классы, учимся чему-то новому. Мужчины часто собираются вместе, чтобы заниматься спортом, – говорит Мария.
    – Дружелюбное отношение между соседями тоже стало одним из решающих факторов для переезда, – перебивает супругу Артур. – Обосновавшиеся в поместьях люди близки по духу, при этом не фанатики какие-нибудь. Для поселенцев жизнь в таких условиях – осуществившаяся мечта, она их не угнетает, как, например, некоторых жителей деревень, стремящихся уехать в город или, по крайней мере, в районный центр. Тут не отгораживаются трёхметровыми заборами, как в коттеджных посёлках, а, наоборот, многое пытаются делать сообща.
    Вместе выезжают из посёлка за продуктами в районный центр Звенигово. Стараются попасть на ярмарки, где можно приобрести фермерские натуральные товары. Но и без супермаркетов, конечно, не обходится.
    Что касается медицинского обслуживания и образования детей, то, по словам Гимаевых, особых сложностей не возникает. Постоянно действующего медпункта здесь пока нет, но в поселении живут несколько человек с медицинским образованием и опытом работы, так что экстренную помощь оказать смогут. До ближайшей районной больницы семь километров.
    Вопрос с детьми школьного возраста решается по-разному: одни родители возят детей в ближайшие села (примерно 20 минут на машине), другие находятся на домашнем обучении и раз в четверть или полгода сдают аттестацию в образовательном учреждении.


        Мнения

    Камиль Насибуллов, доцент кафедры психологии личности Института психологии и образования К(П)ФУ:

    – Это явление всемирное, и социологи уже давно описали процессы фрагментации общества, характерной для нынешней эпохи постмодерна. Мировоззренческие вопросы являются решением каждого отдельного индивида. Основной тренд, задаваемый экономическими процессами, это общество массового потребления.
    Такой образ жизни, конечно, воспринимают не все, люди ищут другие смыслы. Одним из них и является жизнь в гармонии с природой, это их духовная потребность, мировоззренческая система. Для урбанизированного общества это кажется чем-то новым. Хотя опыт жизни крестьян никуда не делся из нашей родовой памяти.
    Жители поселений достаточно сильные, поскольку преодолели определённые социальные барьеры, бросили вызов самим себе и идут наперекор общепринятой тенденции. Но в их поведении есть и определённые риски. Например, вопрос медицины, так как некоторые из таких поселенцев придерживаются народных способов лечения.
    Стоит вопрос также и с образованием детей. Жителям таких поселений нужно разъяснить, что они сделали свой выбор, а их дети имеют такое же право на свой путь. Мнение о том, что экопоселение – самое лучшее в жизни, не должно насаждаться. Если дети захотят покинуть его, они должны иметь это право и возможности интеграции в другие сообщества. Жителям этих поселков нельзя закрываться, так как они продолжают жить в едином правовом пространстве с остальными гражданами.

    Нияз Гараев, предприниматель, владелец дома в сельской местности:

    – Мне интересно бывать в таких поселениях, но не более. Это чистой воды дауншифтинг (сознательный отказ от благ цивилизации для «жизни ради себя». – Прим. «РГ».). И действительно, великолепно жить на природе, придерживаться здорового питания и образа жизни в целом.
    Поселенцы находятся в эйфории от того, что уехали из города. Радости добавляет отсутствие коммунальных платежей и прочих расходов. Уверен, что через какой-то период времени эта эйфория пройдёт. Например, когда появится необходимость решать серьёзные вопросы: длительная медицинская помощь или поступление ребёнка в вуз. Они наверняка устремятся обратно в город, так как понадобятся материальные затраты и так далее.
    Организовать своё дело, которое приносило бы стабильный доход каждый месяц, на большом удалении от города, очень и очень сложно.

    Ссылка

   



Poselenie_1000_d_850.jpg
 Описание:
Поселенцы построили так называемый общий дом. Здесь проводят собрания, занятия кружков по интересам и праздники. Фото: Из архива семьи Гимаевых
 Размер файла:  67.38 KB
 Просмотрено:  2344 раз(а)

Poselenie_1000_d_850.jpg


Вс 12 Ноя 2017 21:17 Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
VV
Светловолосый брат VladimirVas'a


Зарегистрирован: 21.03.2010
Сообщения: 2163

Сообщение Ответить с цитатой
   
    Мария Демочкина. «Рабочий путь» (Смоленская область). 4.11.2018 г.

«Старосельская сказка».
Как живут иностранцы в смоленской деревне


    Несколько десятков семей из Европы бросили свою комфортную жизнь и перебрались в глухую деревню под Угрой. Корреспондент «Рабочего пути» съездил к ним в гости, чтобы посмотреть, как обосновались новоселы, и спросить у них: «Зачем?».

    В Староселье очень любят президента Путина. А как иначе? Дороги здесь отродясь не было. Добирались всегда с приключениями: в сухую погоду на вездеходах, в остальное время сплавом по реке. Чуть ли не день тратили – пока догребёшь… А потом терпение жителей Староселья лопнуло: они стали писать письма во все инстанции и даже дозвонились на прямую линию с президентом. После этого деревенька на границе Смоленской и Калужской областей попала в федеральную программу. «Да не в простую, а в золотую» – как написали бы в сказках: сначала на старосельскую дорогу выделили 60 млн. рублей, а потом бюджет «дотянули» до 90.
    – Даже разворотное кольцо сделали. Чтобы автобусы, которые у нас будут ходить в перспективе, могли разворачиваться, – улыбается Дмитрий Синельников.
    В сельской администрации его называют старостой деревни. Старосельцы зовут «мэром». На вид Синельникову лет 35. У него смуглая кожа и белоснежные зубы. Мы сидим с ним на веранде его дома. Вокруг нас носится рыжий шпиц по имени Порш.

    – Как я понимаю, вы пришли сюда одним из первых…

    – Всю эту историю начал мой отец – его тоже звали Дмитрием. Он работал геологом в Мали, Бурунди, Уганде… Свой первый год жизни я вообще-то провел в Алжире. Но потом идеология и страна начали разваливаться, и отец подался на вольные хлеба – скажем так. Душа просила простора, и он захотел дачу. Понятное дело, шесть соток его не устраивали. Он мечтал о доме в деревне.
    Друг посоветовал: «Слушай, по Угре – куча брошенных деревень. Поищи там!» Так мы нашли Староселье в Смоленской области. Дороги нет, электричества нет, но отца это не остановило. С 1988 года мы обосновались здесь: сначала только лето проводили, потом переехали насовсем.

    – И много тогда людей проживало в Староселье?

    – Домов тогда было (делает паузу, поднимает глаза, считает. – Прим. авт.)… Раз, два, три – Палыч, четыре – Шиловы, пятый – теть Вера… У нее сын болел сильно, жил на таблетках, зато наизусть всего Задорнова знал. Из соседей были только Марь Иванна с Анатолием Азаровичем. Марь Иванна родилась в Староселье, здесь пережила войну…

    – Как же вы сюда добирались?

    – «Такса» была – три бутылки водки трактористу из Слободки. Он забрасывал нас сюда, но до самого Староселья ещё нужно было дойти пешком... Тракториста звали Корней. Он был славен тем, что урожай на комбайне собирал влёт! Но когда выходил из кабины, люди его ловили – на ногах не стоял.
    Зимой приходилось вывозить из Староселья всё. Самые голодные годы, конец 80-х – начало 90-х, сильно воровали. Ложки и чайник, помню, мы прятали на сеновале. Это сейчас у меня в доме то ли пять, то ли шесть телевизоров, а тогда главным «гаджетом» была керосиновая лампа. Вру. Ещё приёмник. Однажды отец поймал угонщиков. Милиция ему в качестве благодарности за поимку опасных преступников подарила приёмник.
    Позвонить можно было в Слободке – за 8 километров. Помню, иду к родительским друзьям – Седаковым. И тёть Тамара орёт: «Москва на проводе! Быстрее, Дима!»

    – Послушайте, но вы же ребёнком сюда переехали. Обычно дети любят свою деревню до определённого возраста. Потом им становится скучно…

    – Так получилось, что я восьмилетним ребёнком влюбился в эти места. И больше никуда из Москвы не ездил. Помню, родственники взяли мне тур – речной круиз по «Золотому кольцу»… Я увлекался техникой и с удовольствием прокатился бы на теплоходе. Но это было лето 1992 года. Отец активно занялся фермерством: даже трактор купил. Ну какой тут теплоход, когда под навесом у дома трактор стоит?
    Конечно, я остался в Староселье. К 1995-му деревня загнулась окончательно. Остались только мы с отцом. Однажды глава администрации вызвал его к себе и предложил открыть охотхозяйство. Помню, как я, мальчишка, «пропал»… Я всегда увлекался внедорожными транспортными средствами: от резиновой лодки до космического корабля. А тут: охота, оружие, снегоходы, вездеходы… «Батя, соглашайся!» И он поддался на мои уговоры. Охотхозяйство отец позже переформатировал в заказник. За свои средства привозил в Староселье учёных. У нас же под боком Калужская область – и там шикарный национальный парк «Угра». Мы тоже хотели создать такой – только в верхнем течении реки. В 90-е дошли до губернатора Смоленской области, но всё заглохло… У меня оставалась ещё одна детская мечта – колонизация...

    – Откуда это? Из книг?

    – А пес его знает, – вдруг по-простому отвечает он. И подпирает голову рукой. – Натура у меня такая: прийти туда, где нет ничего, и сделать что-то.

    – Как в Староселье?

    – В детстве я взахлёб слушал рассказы Марь Иванны: «Смотри, Димочка, – говорила она. – Вот наше Староселье. В полутора километрах было Рубцево, ещё в полутора – Веселево. Дальше шло Большое Веселево, а потом – Малое Веселево. Вот так-то». И я бродил по урочищам, вспоминал её рассказы и всегда хотел эти места возродить. Поначалу мы с отцом зазывали сюда беженцев. Но дело как-то не пошло. В 2000-х попробовали предложить эти места иностранцам. То, что было дальше, – просто фантастика. До сих пор не верю.
    В 1995 году мы жили здесь с отцом вдвоём. А сейчас – семей сто. Иностранцы, судя по всему, соблазнились экологической чистотой Староселья и большими пространствами. У каждого – участок минимум в гектар, на котором они строят своё родовое поместье. Как правило, кроме дома и огорода, есть сад, собственный лес и пруд.
    Я выхожу за пределы участка Синельниковых в надежде кого-нибудь увидеть, но вокруг – тишина и лес.
    – Это всё потому, что участки большие и расстояния тоже, – говорит Дмитрий, выгоняя из-под навеса квадроцикл.
    Сажусь позади и планирую смотреть по сторонам. Но пока староста деревни «с ветерком» везёт меня по ней, я даже не могу открыть глаза – кажется, что скорость сумасшедшая. На самом деле – всего несколько десятков километров в час. Поэтому я не увидела участок Дмитрия Гордеева, кандидата сельскохозяйственных наук, который выращивает салаты и поставляет их в модный московский ресторан LavkaLavka. И поместье Дениса Забавского тоже не увидела – руководителя «Фест-оркестра», который выступает не только на площадках Староселья, но и в Лужниках, и в Большом концертном зале администрации президента…
    Когда квадроцикл останавливается и я распахиваю глаза, передо мной стоит златоволосая женщина средних лет в малиновой футболке.
    – Здравствуйте! Меня зовут Надежда Обри, – говорит она, протягивая мне руку, и я улавливаю чуть слышный акцент. – А как вы узнали о Староселье? Что бы вы хотели написать о нас? Мы вам интересны как оригиналы? Или чуть-чуть как «маргиналы»?
    Я улыбаюсь её шутке и пытаюсь рассмотреть, что написано у неё на футболке. Но надпись слишком длинная, и мне не сразу удаётся.

    – Не совсем, – наконец отвечаю я хозяйке поместья. – В Смоленской области много умирающих деревень. С каждым годом всё больше. Принято считать, что из деревни все бегут. А вы – наоборот…

    – Отлично! Давайте присядем в тенёчек. Хотите попить? Я только что сварила варенье из яблок. Если разбавить его водой, получится замечательный лимонад…
    Надежда разворачивается, и я, наконец, читаю надпись на футболке: «Не нужен нам берег турецкий. Теперь с нами Крым и снежные Сочи. Любимая наша, родная страна!»

    – Какая у вас замечательная футболка, – говорю я, присаживаясь на краешек стула в саду.

    – Правда? – Кажется, хозяйка светится от счастья. – Я специально для вас надела. На отдыхе купила этим летом. Вероятно, вас интересует, почему я уехала из Швейцарии? Я прожила там 21 год…

    – Для начала – как вы там оказались? Вы ведь русская…

    Надежда пожимает плечами:
    – Я вышла замуж. Будучи студенткой, работала гидом и однажды познакомилась с молодым человеком... Моим рабочим языком был немецкий. Я окончила институт имени Мориса Тореза. Правда, волею судьбы оказалась во французской части Швейцарии. Сейчас там живут мои сыновья и бывший муж. А я уехала спустя два года после развода.

    – В Швейцарии вы скучали по России?

    – Конечно. Иначе бы не вернулась. Как только я выучила французский – а я его вообще не знала до переезда – то стала удивляться, о чем говорят люди в Швейцарии. Мы жили в Советском Союзе и представляли, что за границей полная свобода. В Европе были открытые границы, и я всегда предполагала, что люди там более развитые. Но когда я выучила язык и стала понимать разговоры швейцарцев… Знаете, это был шок.
    В Советском Союзе нам говорили, что Запад плохой, а на кухне мы обсуждали, что это все не так. Оказалось – нет. Когда произошло осознание, оно было очень жестким. Да, швейцарцы благополучно жили и их не «прихватывало», как нас. История наша очень сложная, но в то же время она дала возможность сильным стать еще сильнее. И там, в Швейцарии, все прогрессивные люди очень уважают Россию. Не только Чайковского и Толстого. Были те, от которых я услышала такую фразу: «Россия нас спасет».
    Я жила в городе Невшатель. Из этих же мест был самый известный швейцарский писатель – Фридрих Дюрренматт. Однажды я попала на спектакль по его рассказу «Туннель». Он написал его еще будучи студентом, во время войны. Как-то он ездил в Цюрих, и в туннеле ему пришла идея: поезд идет, а туннель не кончается. Люди вокруг смеются, пляшут… И он с тревогой стал у всех спрашивать: «Почему туннель не заканчивается? Я здесь сто раз уже ездил…» Он дошел до первого вагона и выяснил: поездом никто не управляет… Он написал это в 1940-е годы. А как это актуально сейчас...

    – Как же вы очутились в Староселье, вдали от цивилизации?

    – Захотела купить землю, и мне кто-то сказал: есть участки недалеко от Москвы, в Угранском районе. Помню, в 1999 году шла сюда пешком от Ломенки. Первое, что увидела, – купол дома Синельниковых. На пороге стоял отец Димы – Дмитрий Владимирович – в тужурке, мужчина с бородой и умными ясными глазами. Здороваюсь с ним, а он мне руку целует... Я же не знала, что он преподаватель, геолог, который закончил французскую спецшколу… И я очаровалась.

    – Вас не смутило отсутствие электричества?

    – Я думала, что оно придёт быстрее… Без электричества провожу здесь уже девятую зиму – я по зимам считаю. В Староселье живут разные люди. И нам порой сложно договориться. У нас очень многие – вы будете смеяться, Маша, – протестовали против дороги. Аргументы были самые смешные. И с электричеством то же самое…

    – Потому что не хотят цивилизации? – настораживаюсь я.

    – Потому что не хотят столбов. В Швейцарии, конечно, «кабельное электричество» – столбов нет. Здесь, в России, это финансово невозможно. Здесь поселились те, кто согласен жить при свечках.

    – И вы девять лет живете без света?

    – Почему? У нас солнечные батареи, – говорит она. И показывает на стену дома, облепленного «сотами» электронных табло. – Правда, сейчас вот полетели аккумуляторы...
    – Ничего не дают эти батареи: когда световой день маленький – они просто не успевают напитываться солнцем, – вклинивается в разговор Дмитрий и машет рукой. Его дом тоже «обклеен» зеркальной мозаикой. – Сама батарея стоит недорого – тысяч 15. Но аккумуляторы за 30 тысяч нужно менять каждые пять лет. А их – четыре штуки!
    Надежда продолжает:
    – Иногда включаем генератор. Я пытаюсь работать на «удаленке» – делать переводы, но из-за отсутствия постоянного электричества это сложно…

    – Вы не скучаете по Швейцарии?

    – Нет.

    – Абсолютно?

    – Абсолютно.
    – Маш, ну какая Швейцария? – улыбается Дмитрий. – У нас теперь дорога есть, до Климова Завода рукой подать – а там в магазинах даже оплату карточкой принимают!
    На окраине Староселья – оживление. Сегодня среда, а значит, всего пару часов будет работать пекарня Евы Пфайфер. Народу в пекарне – не протолкнуться. От печи веет жаром, в воздухе чудесно пахнет свежеиспеченным хлебом. Я опускаюсь на лавочку и наблюдаю за посетителями пекарни – в основном это дети с авоськами. Но есть и взрослые.
    «Костя, ты возьми пиццу, а мы – чиабатту, а то остальным ничего не останется», – шепчет мальчику женщина в возрасте в цветастой футболке и тысячной купюрой в руке.
    Со мной на лавке сидят две девочки лет 10, машут ногами и делят между собой выпечку на прилавке: «Вон тот пирог будет точно мой! А этот, со сливами, так уж и быть – тебе».
    Первой к прилавку подскакивает Маша – лет 14. Она в растерянности застывает перед ватрушками и пирогами. Долго не может определиться, а потом, кажется, начинает скупать все подряд.
    «Чиабатта, хлеб, – перечисляет черноволосая женщина за прилавком – это и есть Ева Пфайфер. – Ещё четыре маленькие пиццы по 70... Получается 280. Пироги со сливами будешь? Машулька, вот очень вкусный яблочный рулет. Помнишь, я давно тебе его советовала….»
    «А можно мне все-таки еще один пирог с абрикосами?»
    «Унесёшь?»
    «У меня корзинка есть! На велике!»
    Она останавливается в дверях и откусывает кусочек пирога. На её губах, как изморозь, появляется нежная белая каёмка сахарной пудры. Дверь опять открывается. На пороге – молодой мужчина с бородкой-треугольником.
    «Кто последний?»
    «Андрей, – говорит ему Ева, не отвлекаясь от калькулятора и не поднимая головы, – я уже отдала твоим всё, что ты заказывал!»
    «Да мне в гости надо. Я за гостинцем».
    Ева улыбается: «Какой чудесный день! Сегодня все в гости идут или у кого-то гости. Не всегда такое оживление у нас…»
    Ева – полячка с немецкими корнями. У неё нежное лицо, тёмные пушистые ресницы и красивый акцент. Когда её муж, «русский немец», Максим предложил ей переехать из Баварии в глухую русскую деревню, она сгоряча сказала: «Ты что? Дурак?» Теперь вспоминает это с улыбкой: в Староселье ей нравится, переезжать не собирается.
    Три года назад они с Максимом вошли в государственную программу как молодые фермеры, и государство выделило им деньги на строительство дома. Дважды в неделю Пфайферы торгуют хлебом здесь, в Староселье. Один раз ездят в калужский город Юхнов – продавать изделия на рынке.
    Максима я нахожу за пекарней. Он сидит на берегу пруда и кормит из ложки своего маленького сына. Всего у Пфайферов пятеро детей.
    Максиму было 13, когда в 1991 году его родители решили переехать с Урала на историческую родину, в Германию. А в 2003-м он вернулся. Не на Урал, а на Смоленщину.

    – Но ведь в деревне очень сложно жить, – возражаю я. – Отсутствие дороги, света…

    – Это не всегда важно, – спокойно отвечает он. – Для нас в приоритете – спокойная жизнь, наше хозяйство, то, что мы создаём своими руками… Да, чтобы чего-то достичь, нужно приносить жертвы. Кто-то не готов – тот и живёт в городе, в комфорте. А мы – здесь, и это наш выбор. Какие наши жертвы? У нас, например, нет холодильника. Потому что нет постоянного электричества. Как только его проведут, мы, конечно, купим холодильник – для пекарни. Давно хотим делать домашнее мороженое из своих ягод.

    – Германия – страна строго определённого порядка. И вы наверняка к этому привыкли…

    – Я думаю, каждый народ живёт по-своему. Недавно у нас гостили коренные немцы. И я заметил, что им в Германии чего-то очень сильно не хватает. Того, чего не хватало мне, когда я жил в Баварии.
    Максим умолкает, рассеянно глядя на поблескивающую воду.
    – Свободы, воли… Называйте это как хотите. Понимаете, человек, который живёт в России, он этого понять не может. Потому что не может сравнить. Германия – страна маленькая, там слишком много условностей, в нашем понимании – порядка. С одной стороны, это хорошо. С другой – в человеке начинает затухать творчество. И люди от этого страдают. Я видел, как горели глаза у тех коренных немцев, которые сюда приезжали. Они хорошо зарабатывают, у них есть квартиры и машины. Но они недовольны жизнью в Германии, потому что она надевает на них кандалы.

    – В Староселье кандалов нет?

    – Мы недавно готовились к свадьбе старшей дочери и две недели на рынок в Юхнов не ездили. А сейчас приезжаем, люди подбегают и говорят: «Наконец-то вы опять вернулись! А то мы испугались… Как мы без вас-то будем…»

        Фото: Виктория Малий

    Ссылка

   



Cказка1.jpg
 Описание:
 Размер файла:  219.09 KB
 Просмотрено:  1799 раз(а)

Cказка1.jpg



Cказка2.jpg
 Описание:
 Размер файла:  98.66 KB
 Просмотрено:  1799 раз(а)

Cказка2.jpg



Cказка3.jpg
 Описание:
 Размер файла:  90.5 KB
 Просмотрено:  1799 раз(а)

Cказка3.jpg



Cказка4.jpg
 Описание:
 Размер файла:  122.73 KB
 Просмотрено:  1799 раз(а)

Cказка4.jpg



Cказка5.jpg
 Описание:
 Размер файла:  91.28 KB
 Просмотрено:  1799 раз(а)

Cказка5.jpg



Cказка6.jpg
 Описание:
 Размер файла:  91 KB
 Просмотрено:  1799 раз(а)

Cказка6.jpg


Сб 08 Дек 2018 20:39 Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
VV
Светловолосый брат VladimirVas'a


Зарегистрирован: 21.03.2010
Сообщения: 2163

Сообщение Ответить с цитатой
   
    Александр Латкин. газета.ru, 14.11.2018

Где мой кусок Родины?
    Александр Латкин о том, что нужно наконец раздать землю людям



    Палата больницы в крупном уральском городе. Вынужденные послеоперационные друзья – полицейский и кавказец примерно одинакового возраста и комплекции – часами разговаривают обо всем. Их взаимная симпатия описывается диалогом типа:
    – Я бы на улице тебя из вредности остановил!
    – А я бы с тобой договорился!
    Вполне ожидаемо разговор выходит на главную тему для мужчин такого возраста и социального статуса – о Сталине. Как правило, их мнения почти во всем схожи, но у кавказца к Сталину личное.
    – А за что он нас высылал?
    – А было за что! – горячится полицейский. – И он войну выиграл – половина Европы наша была! Чехословакия, Болгария, Польша! Польша наша была!
    – А зачем тебе Польша? – удивляется кавказец. – Тебе своей земли мало? Я когда домой еду, столько пустой русской земли вижу. Столько брошенных деревень. У нас не так.
    Утверждать, что русские ленивые и бросили свою землю, а кавказцы нет – нечестно и несправедливо. И Советская Империя развивалась прежде всего за счёт ограбления русского крестьянина. И сельское хозяйство в позднем РСФСР считалось третьестепенной отраслью – чего стоит понятие «неперспективная деревня». И к частной экономической деятельности в так называемых «национальных республиках» Советская Власть относилась благосклонно. И в центральной России урбанизация шла и идёт быстрее. В итоге пустой земли в России очень много – из космоса ночью на огромных территориях не видно ни единого огонька.
    Даже между Москвой и Петербургом полно пустой земли – ночью в окне поезда иногда темно, как в Сибири. А это самая загруженная дорога страны, здесь должно быть сплошное море огней – как в Западной Европе.
    И когда глядишь на эту темень за окном, возникает крайне простая мысль – эту землю нужно раздать. Отпиареный гостелевидением так называемый «дальневосточный гектар», наверное, прекрасен. Но нужно иметь очень сильные причины для того, чтобы уехать на Дальний Восток, например, из Центральной России. А в этой центральной, традиционной России такой гектар получить сложно. Точнее, получить его может лишь тот, кто профессионально занимается фермерством.
    Например, в Костромской области (так и хочется её назвать по старорежимному губернией) раздают землю – оказалось, что около 60% плодородных полей и заливных лугов в области пустуют. Пытаются раздавать землю и в других местах – например, в Вологодской области. Однако везде речь идёт лишь о сельскохозяйственных землях и на них обязательно нужно что-то производить.
    Но почему эту землю нельзя раздавать для постройки домов, для жизни? Она же всё равно пустует? И почему для постройки домов нельзя раздавать земли, не пригодные для сельского хозяйства? Ведь эта земля даже не учтена? Почему нельзя раздавать людям куски леса?
    Ответ на этот вопрос прост и вечен – нельзя потому что нельзя. Другого объяснения нет.
    При этом резкого увеличения сельскохозяйственных земель и не нужно. В современной России, в отличие от СССР, производство еды развивается вполне успешно – по крайней мере, так называемая «продовольственная безопасность» достигнута и страна в случае чего способна прокормить себя сама. Более того, на мировом рынке зерна Россия занимает одно из главных мест. Да и в условиях современного производства фермеры всё равно не смогут потеснить огромные сельскохозяйственные холдинги, обеспечивающие эту продовольственную безопасность – как правило, фермеры способны добавить к базовой еде лишь приятные и дорогие излишества. Поэтому всю свободную землю и не нужно отдавать под сельское хозяйство.
    Но раздача гражданам земли для жизни даже не обсуждается. Более того, если взять выдаваемый государством гектар, построить дом и просто в нём жить, то гектар отберут и ещё оштрафуют. Я помню, как в уральской советской деревне наш хорошо и официально зарабатывающий сосед-геолог к маленькому домику в два окна пристроил ещё такой же, а над ними возвёл второй этаж. Полгода его таскали по кабинетам и партсобраниям и довели до инфаркта. У нашей семьи не было средств на такое строительство, но и нас советское государство решило ограничить, заставив отрезать от исторически прилагавшихся к дому 15-ти соток положенные 6. Кстати, кто-нибудь может ответить – почему тех соток было именно 6, а не 5 или 7?
    В результате 9 соток рядом с нашим домом пустовали несколько лет, а затем были отданы совхозному трактористу, который по марксистской классификации был уже не крестьянином, а пролетарием, отчуждённым от средств производства. Он весь установленный КЗОТом рабочий день обрабатывал государственную землю и в свободное время хотел развлекаться, а не ковыряться на этих 9 сотках. Поэтому он неофициально отдал их нам за нерегулярные выплаты главной советской валютой – бутылкой водки.
    Тогда у таких действий государства было хотя бы идеологическое обоснование – коммунистическое начальство боялось появления класса мелкого производителя, нового кулака, маленького капиталиста.
    А сейчас какая идеология запрещает людям просто жить на своей земле? И даже тогда, при всех ограничениях тот жалкий клочок земли принципиально изменил страну – сгладил нехватку продовольствия, повлиял на развитие инфраструктуры. Обсуждать влияние появления у миллионов людей своей земли на производство стройматериалов, транспорт, телекоммуникации не стоит – оно будет сейчас очевидно значимым.
    Распространение горожан по стране повлияет и на наше искусство. Смотришь американское кино и видишь, что они любят свою землю – даже в фильмах ужасов Америка показана любовно, с непредумышленным восхищением. Сейчас наши фильмы чаще всего снимаются в Москве и Петербурге. И дело не только в том, что именно в этих городах из-за нашей чудовищной централизации сосредоточены основные творческие силы. Это звучит наивно и излишне пафосно, но если издерганные городской жизнью люди будут чаще бывать на природе, они и страну свою будут любить сильнее, примирятся с её несправедливостями и несовершенствами.
    Помню как мой отец – потомственно интеллигентный человек, бравировавший в своём секретном КБ дворянскими корнями – приезжал в пятницу вечером в наше шестисоточное «имение» и, не заходя в дом, шёл на участок и смотрел, что выросло за неделю на его земле. Я тоже так хочу.
    Да и централизация наша фирменная будет разбавлена, распределена по стране. К тому же, люди с городским опытом изменят и политическую жизнь в провинции, сделают её более прозрачной и демократичной. Именно так принесли городские в позднесоветскую деревню новые сельскохозяйственные технологии. Помню, в нашей уральской деревне поначалу местные выращивали на так называемых «приусадебных участках» лишь картошку, лук и смородину с малиной. И лишь после прихода городских в деревне появились теплицы с огурцами и помидорами, выросла на скудных уральских землях клубника. Особенно сильно среди сдержанной уральской природы смотрелась завезённая с Дальнего Востока облепиха. Конечно, тогда было нечестно ждать внедрения инновационных сельскохозяйственных технологий от населявших деревню старух, чьи мужья были растрачены советской властью.
    Сейчас необходимость преодоления последствий разрухи конца СССР и 1990-х годов даже привела к появлению политологической концепции повторной колонизации страны.
    Однако глупо ожидать от современного городского жителя колонизаторской удали покорителя Сибири Ермака Тимофеевича. Поэтому земли нужно раздавать прежде всего там, где уже есть коммуникации, там, где уже жили предки нынешних городских жителей. Поэтому стоит начинать с Черноземья и Нечерноземья, с юга России. В известном смысле, этот процесс станет нашим возвращением на историческую родину.
    Зачем сейчас всем жить в городах? При современных средствах связи и транспорта городской житель вполне может проводить часть жизни на расстоянии в несколько сотен километров от своей квартиры. Сейчас политики и экономисты совершенно серьёзно обсуждают возможности введения безусловного базового дохода – некоей выплаты каждому гражданину, которую вполне логично будет тратить на жизнь вне дорогого города.
    Роботизация скорее всего приведёт к постепенному сокращению рабочей недели – увеличившиеся выходные дни люди будут охотно проводить на своей земле. Кстати, внедрение роботов, оснащённых искусственным интеллектом (ИИ) не обязательно приведёт к тотальной безработице – нужны будут люди, обучающие компьютерные программы правильно воспринимать реальность. И таких новых профессий, требующих лишь всё время быть «онлайн», будет всё больше. Подобные и ещё непредсказанные, неожиданные новшества будут уменьшать необходимость постоянного присутствия людей в городах. Почему бы им не жить на своей земле?
    Очевидно, что проекты дарения земли людям вызовут множество возражений: «Чиновники раздадут лучшие участки своим»; «Возникнет спекуляция»; «Глупые граждане продадут участки за ящик водки как ваучеры»; «Земли зарастут бурьяном и борщевиком». Очевидно, против будут прежде всего региональные чиновники – им не понравится появление в их вотчине образованных и знающих о своих правах горожан и они не захотят строить инфраструктуру для новых жителей. Однако развитие коммуникаций неизбежно приведёт к появлению элементов цифровой демократии. А новые технологии в ближайшем будущем позволят построить загородный дом, не зависящий от внешней инфраструктуры, – солнечные батареи дешевеют очень быстро и беспилотные дроны уже могут доставлять товары в любую точку.
    Поиск ответа на возражения против раздачи земли станет хорошим экзаменом для нас как для нации – если не справимся, то тогда с нами можно и не считаться.
    Но что-то подсказывает, что мы справимся – небогатые советские люди смогли освоить 6 соток в условиях тотального дефицита и идиотских ограничений. И советское государство смогло раздать людям эти 6 соток в условиях коммунистической идеологии, явно осуждавшей частную экономическую инициативу. А мы сейчас гораздо богаче и образованнее советских людей, и наше государство при всех своих несовершенствах, безусловно, демократичнее и эффективнее советской власти.
    Но главная гарантия того, что мы возьмём землю и используем правильно – это наши крестьянские корни. После Революции и Гражданской войны, после эмиграции большой части аристократии и интеллигенции, после репрессий против остатков аристократии и интеллигенции, в стране остались преимущественно потомки крестьян. Да, и крестьян резали, уничтожали крестьянскую сущность страны, проводили ускоренную и насильственную урбанизацию. Но русский крестьянин оказался живучим и наша крестьянская сущность проснётся, когда мы будем стоять на своём гектаре и понимать, что это именно наше. Конечно, мы не станем крестьянами. Но и землю свою уже не отдадим. И раздача земли станет запоздалой расплатой государства перед ограбленным крестьянством.
    Правда, пока все подобные рассуждения выглядят наивным прожектёрством. Никогда у наших начальников не помещалась в голове мысль – отдать нашим гражданам что-то просто так. Но и для них здесь кроется огромная выгода – политик, предложивший безвозмездно раздать землю людям, выиграет любые выборы.
    Правда, они не всегда хотят их выигрывать.

    Ссылка  



Aвтор статьи.png
 Описание:
 Размер файла:  41.81 KB
 Просмотрено:  1760 раз(а)

Aвтор статьи.png


Сб 22 Дек 2018 18:24 Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
VV
Светловолосый брат VladimirVas'a


Зарегистрирован: 21.03.2010
Сообщения: 2163

Сообщение Ответить с цитатой
   
Звенящие кедры
Выпуск новостей от 28 ноября 2019 г. Смотреть с 45 минуты! Жми!




Zвенящие кедры.png
 Описание:
 Размер файла:  460.73 KB
 Просмотрено:  1502 раз(а)

Zвенящие кедры.png


Вт 03 Дек 2019 20:01 Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
VV
Светловолосый брат VladimirVas'a


Зарегистрирован: 21.03.2010
Сообщения: 2163

Сообщение Ответить с цитатой
   
    Александр Воронин. Каспаров.ru, 22.11.2019

Экологическое поселение под Пензой сносят: слишком хорошо люди возделали землю


    Жители поселения Солнечное, расположенного под Пензой, останутся без жилья – по решению суда дома снесут до конца года, 30 семей окажутся зимой на улице, сообщил 22 ноября корреспондент Каспаров.Ru со ссылкой на жителей поселения, обратившихся за помощью к общественности.
    Строительство так называемого экологического поселения началось в 2004 году, когда несколько семей взяли в аренду земли неподалеку от села Загоскино с условием, что они будут использоваться для сельскохозяйственных целей. При этом была устная договоренность с тогдашним главой администрации Пензенского района Александром Крыловым о продлении срока аренды, который истёк в 2009 году. Сначала чиновники выполняли свои обещания, и поселение родовых поместий никто не трогал.
    Поверив власти, люди построили дома, развели скот, за 15 лет поселение анастасиевцев разрослось, были высажены сады. Они старались никак не зависеть от власти – у них не было водопровода и газа, электроэнергию получали от солнечных батарей.
    За 15 лет сменилось семь глав района. Некогда бросовые земли, хорошо возделанные поселенцами, приглянулись чиновникам, и они заявили, что земли были предоставлены для сельскохозяйственных работ и ведения подсобного хозяйства, но не под жилую застройку. Суд обязал владельцев домов в поселении снести их в течение трёх месяцев, а также полностью освободить территорию. Граждане не согласились, но их апелляционную жалобу областной суд оставил без удовлетворения. Судебные приставы уведомили поселенцев, что их дома должны быть снесены до конца 2019 года.
    Жители Солнечного обратились в местные СМИ и с письмом к губернатору Пензенской области Ивану Белозерцеву, так как половина семей здесь проживает постоянно, дети посещают школу в соседнем селе, и в случае сноса жилья им придётся перебираться в палатки, как в начале строительства поселения. Положительного решения вопроса они не увидели, а провластные СМИ приняли сторону чиновников.
    Следует отметить, что Солнечное с самого начала задумывалось и создавалось как эко-поселение, построенное по принципу родовых поместий, для возрождения вековых, исконно российских и славянских традиций земледелия и уклада жизни в целом. Анастасиевцев принято считать некой религиозно-экологической сектой, но у жителей рядом расположенного села Загоскино никаких претензий к ним нет. Всё, что люди производили с применением природосберегающих технологий на некогда заброшенной и непригодной к ведению хозяйства земле, пользуется большим спросом на рынках Пензы.

    Ссылка



Cолнечное.jpg
 Описание:
 Размер файла:  23.87 KB
 Просмотрено:  1498 раз(а)

Cолнечное.jpg


Вт 03 Дек 2019 20:53 Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
VV
Светловолосый брат VladimirVas'a


Зарегистрирован: 21.03.2010
Сообщения: 2163

Сообщение Ответить с цитатой
   
    Татьяна Богданова. АиФ. 11 января 2020 года

Бегущие от цивилизации.
Почему люди возвращаются из городов в деревни?


    Учёные из Высшей школы экономики и Института географии посчитали: ежегодно из сельской местности в города уезжают 200 тыс. человек. С 2002 г. вымерли 36 тыс. деревень.
    «Сейчас миграционный поток из сёл в город преобладает. Но уже появился встречный: с каждым годом всё больше людей стремится уехать из города поближе к земле. И эта тенденция будет только нарастать», – считает преподаватель НИУ ВШЭ, исследователь изолированных сельских территорий фонда «Хамовники» Артемий Позаненко.

        Государство не помогает, но и не мешает

    Татьяна Богданова, «АиФ»: Артемий, во время научных экспедиций вы посетили много отрезанных от мира деревень. Как там люди выживают и почему не уезжают?

    Артемий Позаненко:
В России пространство организовано центростремительно. Все основные дороги ведут к Москве, а в регионах они лучами сходятся к областному центру. В результате горизонтальные связи плохо развиты, на стыках границ регионов есть такие слепые зоны, куда дороги почти не доходят. В советское время многие удалённые деревни, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке, были связаны с Большой землёй малой авиацией или водным транспортом. Но когда СССР рухнул, люди оказались предоставлены сами себе.
    Но вот что характерно: чем сильнее изоляция, тем устойчивее населённый пункт. Люди научились выживать там своими силами.
    Они сообща расчищают просеки под ЛЭП, делают ледовые переправы, живут охотой, собирательством, рыбалкой. Руки властей до таких уголков не всегда доходят, и местным это даже нравится. Государство им не помогает, но и не мешает.
    Чем меньше степень изоляции деревни, тем больше бежит оттуда население. Особенно когда закрываются школы, дома культуры, ФАПы. Люди горюют по советскому времени и сетуют на то, что молодёжь уезжает. И при этом делают всё возможное, чтобы их дети тоже уехали и обустроились в городе.

        «Анастасийцы», «грачи» и др.

    – Но вы утверждаете, что в последние годы появился обратный миграционный поток.

    – Да, люди, пожившие в городе, возвращаются обратно в деревни. И со временем этот миграционный поток может стать даже более масштабным, чем нынешний из сёл в города. В деревню поехали дачники (в одной из деревень их назвали «грачами» – прилетают на лето). Теперь в родные сельские дома возвращаются пенсионеры и даже те, кому осталось несколько лет до пенсии, это активные и работоспособные люди. Кто-то заводит хозяйство, кто-то включается в неформальную занятость.

    – Почему люди едут из комфортного города в умирающую порой деревню?

    – Наши опросы показывают, что люди устали от цивилизации, бешеного ритма, пробок, вечного цейтнота. Они вроде бы всего добились, имеют работу и зарплату, но счастливыми себя не чувствуют. Некоторые бегут из города, движимые философскими идеями. Одно из самых крупных подобных движений – «анастасийцы» (названы по имени главной героини серии книг «Звенящие кедры России»). В России их, по разным данным, от 14 до 50 тыс. человек. Больше всего на Кубани, где тепло и хорошие урожаи. Также «анастасийцев» можно найти в большинстве регионов европейской части России и Западной Сибири, особенно в пределах 200 км от городов, из которых они и переезжают.
    Москвичи, например, едут в соседние Калужскую, Смоленскую, Владимирскую области. И там на заброшенных полях создают свои поселения, которые называют поселениями родовых поместий.
    Поместье должно быть не меньше 1 га, с огородом, лесом, прудом и родовым деревом. Жить в поместье предполагается всей семьей, причём постоянно, хотя бывают случаи, когда в поселения приезжают только на лето. «Анастасийцы» создают артели из нескольких семей, производят какую-нибудь экопродукцию. Но основным заработком для большинства из них остаётся сдача в аренду городской квартиры. Детей возят в обычную школу или обучают на дому, благо у большинства есть высшее образование.

    – Отказываются ли они от благ цивилизации?

    – Телевизорами обычно не пользуются, а от интернета не отказываются. Некоторые стараются не использовать современные стройматериалы – ставят глиняные дома или соломенные мазанки – и пытаются делать свои дома автономными: топят их печами-буржуйками. К газу подключаются реже. Водопровод тоже редкость – воду получают из автономных скважин. Но главная проблема – ЛЭП.
    Некоторые «анастасийцы» считают, что подключение к сети – это подключение к «системе», что недопустимо. ЛЭП можно провести только коллективно, и на общих голосованиях жители очень часто ссорятся из-за этого.
    Противники подключения используют автономные генераторы или солнечные батареи.

    Но ещё больше бежит от цивилизации другое движение – беспаспортисты. Так называют людей, которые по религиозным причинам отказываются от паспортов, ИНН, СНИЛС и других документов и очень враждебно относятся к технологиям: не признают банковские карты, интернет, смартфоны. Если пользуются телефоном, то кнопочным, если телевизором – то ламповым. Многие из них сознательно не подключают электричество, а если есть – отключают. Беспаспортисты могут придерживаться разных мировоззрений, но наиболее заметные из них – православные. Часто они селятся в православных «местах силы», особенно близ толерантно относящихся к ним крупных монастырей. В некоторых подобных местах живёт до 300−400 беспаспортистов.

    – Как же они живут без паспортов? Без документа ни на работу не устроиться, ни пенсию получить.

    – Вместо паспортов они получают так называемые справки о тождественности. Но устроиться на официальную работу по ним нельзя. Поэтому живут своим хозяйством или подрабатывают на стройках, при монастырях, занимаются извозом. Люди постарше, особенно одинокие старики, живут на подаяния. При этом от пенсий многие отказываются.
Многие беспаспортисты, хотя и далеко не все, живут очень бедно.

        Отшельники XXI века

    – Их дети в школу ходят?

    – Как правило, беспаспортисты многодетные. Одних обучают на дому, других (видимо, не совсем официально) принимают в школы. Но вот сдавать ЕГЭ родители запрещают. Поэтому в школе дети учатся, но остаются без аттестата. Впрочем, есть немало случаев, когда дети втайне от родителей получают паспорта, сдают ЕГЭ и даже сбегают из дома.

    – Если они не смотрят телевизор, не читают газеты и интернет, знают ли они, что происходит в стране?

    – Интернет не любят, но основные сведения о внешнем мире черпают именно оттуда. Как правило, это делает один человек – духовник, который печатает брошюры с новостями и затем распространяет их среди остальных.

    – А сколько в России таких отшельников, как знаменитая Агафья Лыкова?

    – Отшельников много, но никто их не считал. Кстати, во время одной из экспедиций мы наткнулись ещё на одно поселение, недалеко от заимки Лыковых. Там в глухой тайге абсолютно изолированно живут 3 семьи. Добраться до них можно только на «Урале», да и то не всегда, надо идти вброд по горной реке.
    И таких людей, спрятавшихся от цивилизации, довольно много на просторах России.
    Не всем для счастья нужны новый айфон, автомобиль или квартира на 25-м этаже «человейника».

    Ссылка

   



Bедущие цивилизацию.jpg
 Описание:
 Размер файла:  29.83 KB
 Просмотрено:  1435 раз(а)

Bедущие цивилизацию.jpg


Вс 12 Янв 2020 21:24 Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
VV
Светловолосый брат VladimirVas'a


Зарегистрирован: 21.03.2010
Сообщения: 2163

Сообщение Ответить с цитатой
   
    Владимир Ельников. Волгоградская правда, 8.05.2013 г.

Усадьба на роду писана

Поможет ли раздача земельных наделов возрождению российской глубинки


    Граждане России при желании могут стать владельцем крупного земельного участка. Причём земля должна выдаваться безвозмездно. Такова суть законопроекта, который депутаты внесли на рассмотрение Государственной Думы РФ.
    По мнению разработчиков, документ направлен на возрождение в России родовых усадеб. Согласно законопроекту каждому гражданину России должно быть гарантировано право на создание родовой усадьбы. Данное право включает в себя выбор земельного участка, его безвозмездное предоставление государством, обустройство на нём родовой усадьбы, владение, пользование, распоряжение ею и передачу по наследству. Минимальный размер земельного участка, бесплатно предоставляемого для обустройства усадьбы, – 1 гектар.
    Право на родовую усадьбу будет носить неимущественный характер: участок нельзя будет купить, продать, заложить, сдать в аренду, разделить на части, передать юридическому лицу и т.п., отмечается в пояснительной записке к законопроекту. Также родовую усадьбу нельзя будет конфисковать или изъять для государственных или муниципальных нужд. Кроме того, участок и произведённая на нём сельскохозяйственная продукция не будут облагаться налогами.
    «Деятельность гражданина и членов его семьи по ведению на таком земельном участке усадебного, хуторского хозяйства осуществляется ради создания более совершенной среды обитания для своих детей, внуков и правнуков, что придаёт обустройству земельного участка родовой усадьбы природоохранный и природовосстанавливающий характер», – заключают авторы законопроекта.

        Ссылка

   
Пт 04 Июн 2021 23:07 Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
VV
Светловолосый брат VladimirVas'a


Зарегистрирован: 21.03.2010
Сообщения: 2163

Сообщение Ответить с цитатой
   
    Тамара Проскурякова. Волгоградская правда, 22.10.2015 г.

Камышинские отшельники построили хутор

Сбежавшая от цивилизации в степь семья излечилась от болезней, общается «по душам» с волками и регулярно видит НЛО


    «Волгоградская правда» уже писала о семье Александра Меренкова. Восемь лет он сам, его жена и тёща решили уйти из благоустроенной квартиры в Камышине в дикую степь, чтобы «стать одним целым с природой». С тех пор героические переселенцы отстроили своими руками целый хутор, где есть даже собственная художественная мастерская.

        Друзья вымирали, как мамонты

    Поселившиеся в 70 км от Камышина на месте брошенного немецкого хутора Ляйхтлигт члены семьи немолоды. Александру Ивановичу и его супруге Надежде Васильевне по 69, маме жены, Анне Михайловне, и вовсе 95 – она участница Великой Отечественной. Но Меренковы признаются – до того, как покинули город, такого умиротворения и бодрости в жизни не ощущали.
    На этот побег бывшего кузнеца толкнули размышления о жизни и горький опыт ровесников.
    – Когда те, с кем я работал, начали один за другим вымирать, как мамонты, стал хандрить и я, – делится хозяин заимки. – Начитавшись хороших книг, решил так: спасти меня и мою семью могут лишь чистые воздух, вода и физический труд на природе.
    Задумано – сделано. Взяли в аренду 2,5 гектара степи с рощицей из вековых деревьев. По примеру предков возвели из камыша, глины, камня жилые каморки, мастерскую, баню, летний душ, дровники. В них тепло зимой и не жарко летом.
    На заимке у Меренковых нет электричества, хотя опоры ЛЭП – в 200 метрах от участка. Газом тоже не пользуются. Принципиально. Отвергли, разумеется, и блага цивилизации в виде холодильника (продукты хранятся в вырытых в земле погребе и погребице), телевизора, стиральной машины и прочей бытовой техники. Единственные источники энергии – маленькая солнечная батарея для подзарядки сотового телефона да ветряк. Его Александр Иванович приспособил для питания насоса, которым из колодца-бутылки подается поливная вода. Плюс природные светила и керосиновая лампа.
    Из средств передвижения – велосипед. Для поездок в магазин в соседнюю деревню. А зимой хозяин гоняет туда на лыжах.
    До самой зимы весь световой день они коротают в эдакой комнате под открытым небом, оборудованной в зелёной ложбине. В центре – стол из досок. Еда готовится на открытой печке с дымоходом, очень напоминающей ту, на которой разъезжал Емеля. В ложбине – ещё один колодец. Древний немецкий. Обнаружили его случайно и восстановили.
    В радиусе девяти километров – ни души. Гробовую тишину нарушают лишь стук проходящей раз в сутки неподалеку электрички да лягушки.

        У «ворот рая»…

    За два года Александр Меренков возвёл ни много ни мало – художественную мастерскую. Говорит, чтоб рисовать можно было от рассвета до заката. Художник-самоучка, свои первые шедевры он написал именно здесь.
    Ещё одно «ноу-хау» – поливная система собственной конструкции. Из колодца с помощью насоса вода сливается по жёлобу в ёмкость, из которой самотеком стекает вниз – по трубам, расположенным по всему участку под уклоном.
    Так что на заимке с момента нашей прежней встречи заметно прибавилось растительности. По периметру участка, который вместо забора обложили насыпью из опоки и камня, – саженцы лиственных деревьев. Ценой невероятных усилий уже разбиты сад и огород. Одна из яблонек впервые в этом году дала урожай. Что касается овощей, нынешней осенью их собрали столько, что угощали детей, внуков и прибивавшихся на заимку любопытных гостей, которые страшно удивляются – как можно выжить вне города?
    – На своём участке мы не используем никаких удобрений, но урожай собираем завидный, – подчеркивает хозяин. – Например, посадили весной этого года ведро картошки, а собрали 16. Почему? Аура здесь особая. Плюс мы с каждым растением как с родным общаемся.
    Свой хуторок и его окрестности Меренков скромно называет «воротами рая».

        Работаем по 14 часов в сутки

    Что же касается улучшения здоровья, то в этом, если верить Александру Ивановичу, его семья и вовсе преуспела. Пожив здесь, даже их 95-летняя бабуля забыла, что такое давление, в какой стороне сердце и больные сосуды. С рассвета до темноты гуляет с котом Васькой по заимке.
    – К вечеру организм, – рассказывает Меренков, – переживает радостное состояние усталости в теле – мы трудимся физически по 14 часов в сутки. Сон крепкий. Счастливое пробуждение на заре. Режим такой: подъём в 4 утра. Час-два занятий йогой. Завтрак и труд на участке. Обязательный ежедневный сон в полдень. После снова трудимся на земле до 18 часов. Ко сну уходим в 9 часов. Воздух наичистейший. Воду пьём такую кристальную, что она сама способна раны заживлять. В общем, пребываем в пространстве, где господствуют только добро и чистота. Никуда не спешим, в душе – покой и гармония…
    Кстати, на километры вокруг заимки – ни одной кучи бытовых отходов: Меренковы регулярно вывозят их на велосипеде на санкционированную свалку в соседнее село. Очистили и участок степи вокруг.

        Мыши идут чёрной тучей

    Вообще, с природой у Меренковых – полная гармония. Во время нашего общения в гости к ним зашла знакомая лиса. Запросто поела из рук и удалилась. К обеду прилетел к Александру Ивановичу друг-сокол. Посидел на плече, перекусил, поворковал. Полное понимание у Меренковых возникло уже и с тварями ползучими: страха к ним больше нет. Не кусают.
    – А волки не беспокоят? – интересуюсь, услышав ближе к вечеру завыванье.
    – Это не волки – собаки одичавшие, – жалуется Александр Иванович. – Обозлённые на людей, стаей бродят. А вот с волками наоборот – понимание. Поначалу беспокоили, однажды волк-одиночка и вовсе пытался прогрызть дыру в стене нашей хижины. А отношение к нам серые изменили после того, как однажды просто поговорил с ними через закрытую дверь «по душам», – продолжает Меренков. – Так что докучают только мыши. В бесснежные зимы – целые нашествия, иногда вдруг начинают двигаться по степи стеной, как чёрные тучи.
    А ещё они часто видят над своей заимкой по ночам НЛО. Причём всех возможных конфигураций – и сигарообразные, и шарообразные, и приплюснутые, с расходящимися в стороны лучами. «Мы на них глядим, и они на нас», – буднично рассказывают Меренковы.
    В их ближайших планах – достроить ещё одну хижину. Исключительно уже для гостей. Технология та же – замачивают камыш в смеси глины с мелом. Каркас – дерево, полы – земляные. Отопление – русская печь.
    – Выходит, дефицит общения всё-таки берёт своё? – не преминула я поддеть собеседников.
    – Семей 20 поначалу хотели к нам прибиться. Но передумали, выходит, – берёт слово Надежда Васильевна. – Чего греха таить, очень жаль, что больше никто рядом с нами так пока и не поселился…

    Фото автора.

        Ссылка

   



Mеренковы.jpg
 Описание:
 Размер файла:  203.84 KB
 Просмотрено:  1084 раз(а)

Mеренковы.jpg


Пт 04 Июн 2021 23:15 Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
VV
Светловолосый брат VladimirVas'a


Зарегистрирован: 21.03.2010
Сообщения: 2163

Сообщение Ответить с цитатой
   
    Тамара Проскурякова. Волгоградская правда, 3.02.2018 г.

Двое 72-летних пенсионеров 11 лет живут посреди волгоградской степи



    Впервые «Волгоградская правда» рассказала о Меренковых 11 лет назад, когда бывший офицер вместе с женой и тёщей взяли в аренду 2,5 гектара земли – 70 километров от Камышина – и переселись туда жить. В радиусе девяти километров от «родового гнезда» пенсионеров – ни души. В начале нынешнего 2018 года корреспондент «ВП» Тамара Проскурякова вновь навестила степных отшельников, чтобы разузнать об их житье-бытье.


        Свободные от цивилизации

    – Ну, как выживаете? – опрометчиво интересуюсь с порога.
    – А мы не выживаем! – парирует глава семейства Александр Иванович. – Жить здесь нам в радость! Пребываем в пространстве, где господствуют гармония, добро и чистота.
    Из новостей: одна трагичная – в возрасте 96 лет ушла из жизни жившая на заимке бабушка, мама Надежды Васильевны. Есть и позитивные вести: свою жилплощадь Александр Иванович облагородил сайдингом. Красиво! Сделан, впрочем, и ещё один шаг к цивилизации. Кроме маленькой солнечной батареи, которой они давно пользовались, установили и ещё одну – побольше. Она отныне ярко освещает жилые «апартаменты» пенсионеров. Они рады-радёшеньки, и солнце для них сейчас – как манна небесная.
    – Когда выбираемся в гости к детям в Камышин, уже на подъезде к городу ощущаем дискомфорт, – признаётся его жена и верная спутница Надежда Васильевна. – Живя в городах в суете, треволнениях, люди теряют свою жизненную энергетику. Отсюда и все болезни…
    – Здоровый образ жизни, какой мы ведём на заимке, – убеждён Александр Иванович, – способствует накоплению в организме благодатной энергетики, которая сама исцеляет человека. Ведь даже Христос уходил в пустыню подальше от людей подпитаться благодатной энергией, дабы снова исцелять страждущих. Понимаешь, наша жизнь не зависит ни от цен на ЖКХ, ни от энергетиков, ни от цен на бензин, ни от кого не зависит. – Зависит от матушки-природы и от нас самих. Мы свободные люди на свободной земле.
    – Все траты на жильё – 600 рублей в год за аренду земли. Основа рациона – овощи-фрукты с огорода без грамма химии. Мы оздоровились. Поняли однажды: спасти нас от болезней могут чистые воздух, вода и физический труд на природе, – берёт слово хозяйка жилища. – И мы сюда за этим приехали.


        Жизнь под солнцем

    Прошу моих давних знакомых поделиться режимом жизни на заимке.
    Трудятся супруги, по словам Александра Ивановича, как и прежде: по 14 часов в сутки. Сон у обоих крепкий. Счастливое пробуждение на заре – в 5 утра. Час занятий гимнастикой, затем завтрак и труд на участке. Обязательный ежедневный сон в полдень, а после – снова работа на участке до 18 часов. Ко сну уходят в 21 час.
    – Воздух здесь наичистейший. Воду пьем такую кристальную, что она сама способна раны заживлять. Из села к нам за нашей водичкой приезжают, – не без гордости замечает Надежда Васильевна.
    – Вот, казалось бы, 11 лет я читал каждый вечер при керосиновой лампе (супруги по вечерам вслух читают друг другу книги и газеты. – Прим. авт.), но очков в свои 72 не примерял, – подчеркивает Александр Иванович. – Забыли, что такое высокое давление, больные сосуды, сердце, почки, печень и прочее.
    Я приехала к обеду и смогла откушать с хозяевами их «лечебный рацион». Омлет и витаминный салат: в нём, кроме сваренного в мундирах картофеля, моркови, редьки, репы, лука, заправленных подсолнечным маслом, – собранные хозяевами грибы. Наряду с традиционными – диковинные, растущие на коре клёнов, которые изобилуют в зелёной ложбинке на заимке. Хозяева уверены – эти кленовые грибы (они их именуют «кленовиками») очень целебные. Потчевали меня отшельники и своими соленьями, облепихой, перетертой с мёдом.


        Мышиные полчища и знакомая гадюка

    – А что у вас нового во взаимоотношениях с окружающей средой? – интересуюсь.
    – Полная гармония! – берёт слово Надежда Васильевна. – Живём по принципу: никто нам здесь не враг, каждый – добрый учитель. Мы никого не беспокоим, и к нам всё живое вокруг – с миром.
    Волки? С ними у Меренковых полное понимание. Время от времени даже селятся семейками неподалёку. Мимо то и дело проходят, но в жизнь отшельников культурно не вмешиваются, как и те в их. А поначалу, признаются супруги, волки беспокоили. Хлопоты сегодня доставляют скрестившиеся с волками одичавшие собаки. Не радуют и корсаки – степные лисицы.
    – Но больше всего, как и прежде, докучают мыши, – жалуется Меренкова.     – Случаются целые мышиные нашествия. Как чёрные тучи бредут по степи. Жуткое зрелище…
    – А со змеями как? – интересуюсь.
    – Стараемся приглядываться, чтобы не наступить ненароком, – рассказывает Надежда Васильевна. – А если обнаружили, не убиваем – даём возможность мирно покинуть нашу территорию. Есть знакомая гадюка, которая вообще живёт на участке постоянно. Любит развалиться на солнцепеке прямо на тропинках то тут, то там. Айда её журить – она уползёт. Стоит уйти – тут же снова разляжется на проходе.
    – А по общению с людьми не скучаете?
    – Некогда скучать. Общаемся с растениями, птицами, животными – в общем, со всем живым. И нам хватает.


        Возврата нет?

    Впрочем, узнала я и про издержки отшельничества. Прошлой снежной зимой Александр Иванович, возвращаясь в метель на лыжах из сельского магазина в Усть-Грязнухе, потерялся. Нашёл его по просьбе Надежды Васильевны (вмешалась и полиция!) на снегоходе житель села.
    – А как к вам скорая доберётся? – тут же ввинчиваю я вопросик.
    – А нам скорая ещё долго не понадобится, – парируют мои семидесятидвухлетние собеседники.
    Не преминула узнать у моих собеседников и о планах на жизнь.
    Хозяин заимки достроил-таки «гостевую хижину», где Меренковы намерены принимать всех, кто желает пожить у них на заимке и оздоровиться. Таковых, по словам супругов, набирается уже немало. Но принять их на ночлег до недавнего времени не было возможности. А теперь «всем добрым людям» Меренковы у себя на заимке рады. Кстати, от встреч со СМИ наотрез отказываются, исключение делают только для нашей «Волгоградской правды» в виду особого уважения!
    Я посетила эту удивительную «гостевую коморку», вросшую в землю, возведённую из камыша, глины и опоки. Самодельные деревянные топчаны, столик и русская печка по центру. Полы глиняные. Дышится в «гостевой» действительно легко! Договорились, что наш корреспондент приедет к ним пожить и сам испытает прелесть бытия вдали от мирской суеты.
    На прощанье Александр Иванович поведал о планах на ближайшее будущее. Всё также мечтает залить водой карьер, который находится на заимке (в нём он добывает камень, глину, опоку для строительства), чтобы появился пруд, куда запустит рыбу. И пруд этот обязательно, уверен пенсионер, облюбуют стаи лебедей. Есть планы построить ещё несколько ветряков. Приготовил древесину, чтобы возвести беседку, которая будет иметь форму пирамиды. Цель та же – оздоровление.
    В общем, наши камышинские отшельники Меренковы счастливы вполне. Разумеется, счастливы по-своему. О возвращении даже не думают, да и возвращаться, по сути, некуда: благоустроенную квартиру, которую старики оставили в Камышине, их дети уже продали…

    © Фото: ИД «Волгоградская правда» / Тамара Проскурякова.

        Ссылка

   



Mеренковы1.jpg
 Описание:
 Размер файла:  199.43 KB
 Просмотрено:  1083 раз(а)

Mеренковы1.jpg



Mеренковы2.JPG
 Описание:
 Размер файла:  42.57 KB
 Просмотрено:  1083 раз(а)

Mеренковы2.JPG



Mеренковы3.JPG
 Описание:
 Размер файла:  57.26 KB
 Просмотрено:  1083 раз(а)

Mеренковы3.JPG



Mеренковы4.JPG
 Описание:
 Размер файла:  50.13 KB
 Просмотрено:  1083 раз(а)

Mеренковы4.JPG



Mеренковы5.jpg
 Описание:
 Размер файла:  49.22 KB
 Просмотрено:  1083 раз(а)

Mеренковы5.jpg


Пт 04 Июн 2021 23:28 Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
VV
Светловолосый брат VladimirVas'a


Зарегистрирован: 21.03.2010
Сообщения: 2163

Сообщение Ответить с цитатой
   
    Тамара Проскурякова. Волгоградская правда, 19.06.2020 г.

Камышинские отшельники живут в «месте силы» и не боятся эпидемии


    Первой эту удивительную историю миру рассказала несколько лет назад журналист «ВП» Тамара Проскурякова. С тех пор она следит за судьбой супругов Меренковых.

    Александр Иванович и Надежда Васильевна (им по 74 года) в 2006-м, оставив детям в Камышине квартиру, взяли в аренду 2,5 га голой степи с крохотной ложбинкой вековых деревьев и переселились сюда на ПМЖ. От Камышина – 70 км. Ближайшее обитаемое село – в 9 км.
    Бывший офицер-пограничник, после увольнения из армии отработал 10 лет кузнецом на заводе и семь – учителем в вечерней школе. Его жена – электротехник. Зачем ушли в безлюдную степь? Чтобы «стать единым целым с природой и оздоровиться».
    – Работал на вредном производстве, подорвал здоровье, тяжело заболел, – объяснял Александр Иванович. – Начитались книг из серии «Звенящие кедры России» и решили: спасти могут не лекарства, а чистые воздух, вода и физический труд на природе.
    Начали отшельничество в канун зимы. Соорудили крохотную хижину-полуземлянку с русской печкой, сбитыми из досок топчанами, земляным полом и маленьким оконцем. В общем, сплошной экстрим!
    Но перезимовали. И начали обустраиваться дальше. Забрали на жительство 87-летнюю маму Надежды Васильевны, участницу войны. Для неё построили свою избушку.
    В степи с ними она прожила целых девять лет. У наших отшельников, кроме «жилых апартаментов» (две комнатки), есть баня, «дровники» и «художественная мастерская» (хозяин – художник-самоучка).
    Все это возвели своими руками, используя лишь природные материалы (опока, глина, дерево, камыш) и простейшие орудия труда (лопата, лом, топор, тележка и лебедка).
    Строения как полуземлянки, где тепло зимой и не жарко летом. Плюс земля лечит – такие строили наши предки. Средства передвижения – велосипед, лыжи, сани – до магазина в соседней деревне. Вручную вырыли колодец (10 м!) и выложили изнутри камнем. Вода поступает как снизу, так и затягивается из атмосферы сверху.
    О её качестве отшельники говорят так: раны заживляет! Здесь нет ни газа, ни электричества. Соответственно, ни телевизора, ни холодильника, который хозяин заимки в шутку именует «глазом дьявола». Вместо него – «погребицы». Подвал напоминает бункер, отстроенный по всем правилам гражданской обороны. Как пояснил хозяин – на случай ЧС.
    Но плоды цивилизации в последние годы проникли-таки на заимку. Установили солнечные батареи – и жильё освещают светодиодные лампочки. Есть ветряк. Качать воду из колодца вместо «вертушки» начал бензиновый генератор. Разбили сад, огород. Почва такая, что одну лунку для посадки пробивали ломом часа три. Можно представить, сколько сил положено при возведении «полуземлянок» и колодца-бутылки! Акцентирую: на заимке и вокруг – идеальная чистота. Мусор собирают раздельно и вывозят на деревенскую свалку.
    Итак, что нового у наших отшельников? Как живут-поживают? Знают ли о пандемии?

        «У ворот рая…»

    ... Свернув с магистрали, трясемся, чертыхаясь, по ухабам просёлочной дороги минут 20 – и вот наконец-то заимка наших героев. «Забором» вокруг «эко-усадьбы» являются густо по всему периметру участка высаженные деревца.
    Но… Въезд к строениям на машине отныне преграждают два столба и перекладина в виде шлагбаума. Сразу появилось подозрение: опасаются коронавируса.
    Дверь в «жилые хоромы» не заперта – оказывается, супруги живут без замка!
    Но дома никого.
    По собачке, которая отчаянно охраняла подходы к бане, поняла: хозяева там.
    – Ну, жди, если хочешь... – прокричал отшельник, приотворив дверь. – «Банимся» мы с Надей! После постригаться будем. «День цирюльника» у нас.
    Александр Иванович, румяный и не по возрасту бодрый (выглядит моложе лет на 15!), явил себя лишь часа через два – заспешил навстречу богатырской походкой. Вскоре появилась и хозяйка – в платочке, смущенно объясняя, мол, «Саша слишком коротко постриг ей челку». Меня сразу зовут в «апартаменты под открытым небом». Стол с лавками под навесом, русская печка с трубой, прибитый к дереву рукомойник с полотенцем, колодец, погребица.
    – Ну, разве не благодать?! – изрек как со сцены хозяин, призывая оглядеться по сторонам. – Живём если не в самом раю, то точно у его ворот.
    Вокруг – буйство цветущих акаций, одуванчиков, ромашек, чистотела. Над головой – шатер из деревьев…
    – Всё тёплое время года кашеварим и столуемся здесь, – пояснил. – На воздухе проводим весь световой день.
    Супруги с гордостью показали сад и огород.
    – Ведро картошки сажаем – собираем с него 12, и никаких удобрений, аура и вода здесь особые.
    Кстати, «мясо» на заимке отшельники не растят: убивать-де животных – «выше их сил». Собачку Нику взяли из приюта, вылечили. Змей тоже не трогают – вежливо выдворяют. Живут по законам милосердия.
    – Вот попробуй, что за водица у нас! А что из крана пьют обитатели мегаполисов? – Александр Иванович протягивает ковш.
    Вкус у воды действительно необычный, за ней иногда приезжают из соседней деревни. Прибавилось, по рассказу супругов, и желающих просто взглянуть на их «эко-усадьбу».
    Для гостей отшельникам даже пришлось возвести домик. Но здесь всё-таки, признались, рады не всем. Потому и поставили шлагбаум. И коронавирус ни при чём.
    Прошлой весной ночью сгорели мастерские. Благо, строения удалены и усадьба не пострадала.
    – Кто то, похоже, хочет выжить нас с заимки, – уверен хозяин, намекая на поджог.


        И доктора не нужны

    – Да снимай ты уже свою маску! – скомандовал спустя несколько минут общения Александр Иванович. – Что ты её нацепила! Мы с Надей не заразные: самоизоляция круглогодичная! И вас не боимся, потому что живём в «месте силы земли» и строго по законам природы. Поэтому никакая зараза нам не страшна!
    Из разговора поняла: отшельники по радио строго отслеживают новости о пандемии. Знают даже про «чипизацию» и «мировое правительство». Выписывают газеты и книги. Забирают один-два раза в месяц на почте в ближайшей деревне.
    Но прежде разговора о коронавирусе спрашиваю про «место силы», которое, по убеждению супругов, защитит от любой заразы.
    – Общеизвестно: побывав в одном месте, заряжаешься здоровьем, бодростью, посетил другое – как выжатый лимон, – поясняет хозяин заимки. – Место, где мы сейчас живём, особое: оно дает силы.
    А жизнь в мегаполисах «истощает энергетику и подрывает иммунитет», убеждают они меня.
    – Прежде чем здесь поселиться, выбирал много мест, прислушивался к интуиции, сердцу. Приехал сюда и понял: вот оно – моё «место силы земли», – поясняет романтик Александр Иванович.
    Он уверен: здесь особые энергетические вибрации земли. Такие места уфологи именуют «порталами» – «вратами мира», где человек может самоисцеляться.
    – И Христос уходил в пустыню от людей, чтобы подпитаться благодатной энергией, дабы снова исцелять страждущих, – продолжает свою теорию хозяин заимки. – Вот посуди сама. Казалось бы, вкалываем здесь, как рабы. Живём затворниками без удобств, питаемся, чем Бог пошлёт, но за 14 лет к докторам не обращались ни разу!
    Хотя, напоминает мне Александр Иванович, когда сюда переселялся, был он «кандидатом на тот свет».
    – А сегодня мы забыли, что такое болезни! 14 лет читали друг другу по вечерам в полутьме, но при этом в свои 74 года очков ещё не примеряли. Вот и думай…


        По солнечным часам

    Слова «отшельники» они не любят, объясняют: « Мы просто ушли жить в природную среду».
    – Такими счастливыми, как здесь, никогда не были! – признаётся хозяин заимки. – Стряхнули наконец-то с плеч груз суеты. Живём как хотим. Делаем что хотим. Свободные люди на свободной чистой земле. Появилось время на задушевное общение, перечитываем непрочитанное, реализуем то, о чём мечтали годами. Начал вот на досуге писать иконы…
    – Счастье не в бытовом благополучии, в «вещизме», а в возможности радоваться простым вещам, в душевном комфорте, – добавляет его супруга.
    Александр Иванович сейчас исполняет ещё одну свою заветную мечту – строит конюшню и уже присмотрел жеребёнка.
    – А что значит на вашем языке «жить по законам природы»? – интересуюсь.
    – Тут много составляющих! – продолжает свою философию мой герой. – Строго соблюдаем природные ритмы. Ранний уход ко сну, ранний подъём. Много физически трудимся на воздухе. Отсюда сон крепкий. Счастливое пробуждение на заре. Плюс чистейшая вода. Душевный комфорт. Это сохраняет наш иммунитет.
    Доходим в беседе и до коронавируса. Александр Иванович растолковывает: не важно, рукотворный он, созданный «мировым правительством» для снижения численности населения или это природная кара человечеству за загубленную биосферу. Выжить каждому поможет только собственный иммунитет. У Меренкова своя теория: иммунитет укрепить нельзя, можно только сохранить.
    Каждому от рождения иммунитета дано строго определённое количество, так что расходовать надо очень рачительно!
    – Эпидемии, катаклизмы я предвидел, – говорит Александр Иванович. – Коронавирус наряду с природными аномалиями – свидетельство грядущего планетарного апокалипсиса, который раскручивает спираль смерти человечества. Перенаселенная загаженная «больная» планета мстит за надругательства над ней, освобождается от людей.
    – На планете ведь уже не осталось ни одного чистого уголка: ядовитые отходы, мусор, уничтожающие всё живое. Ресурсы самовосстановления Земли исчерпаны, – берёт слово Надежда Васильевна. – Биосфера не успевает самоочищаться. Но алчные охотники за прибылью продолжают нещадно потрошить недра, уничтожать леса, загрязнять природу, культивируя в людях жажду потребления.
    – Больная планета объявила этим коронавирусом нам войну! – резюмирует её супруг и почти по-гамлетовски спрашивает: «Где же выход?»
    Я молчу, а мой собеседник продолжает:
    – Выход один. Новая модель бизнеса и экономики, жизни человечества. Планета требует от нас изменить отношение к природе и к самим себе.
    – Наша заимка сегодня – как Ноев ковчег. «Меренков ковчег»! – рассуждает Надежда Васильевна. – Мы существуем автономно. Используем энергию солнца. На содержание заимки тратим 600 рублей в год за аренду земли. Можем годами жить в изоляции. И никакие эпидемии нам не страшны!

        Вместо эпилога

    Простились с отшельниками на закате под зычное кваканье лягушек. Мои герои проводили нас до шлагбаума. Александр Иванович в качестве назидания заметил:
    – У нас в России – тысячи гектаров невозделанной пахотной земли. Каждый желающий может взять гектары и превратить их в земной рай. В такой же автономный «ковчег». Спасительное родовое гнездо. Это – шанс на выживание для каждого россиянина.
    – Пандемия всем нам дана для перестройки мышления и личной перезагрузки, – подытожил на прощание, пожимая руку, Александр Иванович. – Вот об этом напиши обязательно! Надо принять коронавирус как символ вынужденного грядущего обновления.
    На том мы и расстались...

    © Фото ИД «Волгоградска правда» / Тамара Проскурякова

        Ссылка

   



Mеренковы7.JPG
 Описание:
 Размер файла:  70.88 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы7.JPG



Mеренковы8.JPG
 Описание:
 Размер файла:  64.72 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы8.JPG



Mеренковы9.JPG
 Описание:
 Размер файла:  57.17 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы9.JPG



Mеренковы10.JPG
 Описание:
 Размер файла:  60.45 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы10.JPG



Mеренковы11.JPG
 Описание:
 Размер файла:  59.76 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы11.JPG



Mеренковы12.JPG
 Описание:
 Размер файла:  50.65 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы12.JPG



Mеренковы13.JPG
 Описание:
 Размер файла:  85.75 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы13.JPG



Mеренковы14.JPG
 Описание:
 Размер файла:  47.2 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы14.JPG



Mеренковы15.JPG
 Описание:
 Размер файла:  52 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы15.JPG



Mеренковы16.JPG
 Описание:
 Размер файла:  64.06 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы16.JPG



Mеренковы17.jpg
 Описание:
 Размер файла:  87.42 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы17.jpg



Mеренковы18.JPG
 Описание:
 Размер файла:  72.65 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы18.JPG



Mеренковы19.jpg
 Описание:
 Размер файла:  76.42 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы19.jpg



Mеренковы20.JPG
 Описание:
 Размер файла:  74.13 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы20.JPG



Mеренковы21.JPG
 Описание:
 Размер файла:  70.28 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы21.JPG



Mеренковы22.JPG
 Описание:
 Размер файла:  46.13 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы22.JPG



Mеренковы23.jpg
 Описание:
 Размер файла:  75.04 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы23.jpg



Mеренковы24.jpg
 Описание:
 Размер файла:  79.01 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы24.jpg



Mеренковы25.JPG
 Описание:
 Размер файла:  56.93 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы25.JPG



Mеренковы26.JPG
 Описание:
 Размер файла:  69.83 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы26.JPG



Mеренковы27.JPG
 Описание:
 Размер файла:  106.77 KB
 Просмотрено:  1082 раз(а)

Mеренковы27.JPG


Пт 04 Июн 2021 23:45 Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
VV
Светловолосый брат VladimirVas'a


Зарегистрирован: 21.03.2010
Сообщения: 2163

Сообщение Ответить с цитатой
   
    Мария Хмелева. Волгоградская правда, 16.01.2021 г.

На хуторе под Волгоградом построят первую ветряную мельницу



    Хутор Тарасов Даниловского района выиграл полумиллионный президентский грант на возведение деревянной ветряной мельницы. Местные жители уверены, что такая достопримечательность поможет возродить поселение.

    Согласно опубликованному проекту, на строительство мельницы выделят 572 404 рубля, в том числе 205 750 рублей на софинансирование.
    − Сейчас в хуторе создаются родовые поместья, сюда приезжают семьи, которые ведут здоровый образ жизни и желают трудиться на земле. Всего в хуторе в летний период проживает 55 человек, создаются направления для самозанятости жителей, – говорится в заявке.
    По задумке хуторян, возведение мельницы поможет возродить мельничное ремесло для производства экологически чистых продуктов, а также привлечет туристов и новых жителей.
    Приступить к реализации проекта планируется уже в марте этого года.

    Фото: pixabay.com

        Ссылка

   



Mельница.jpg
 Описание:
 Размер файла:  198.43 KB
 Просмотрено:  1079 раз(а)

Mельница.jpg


Пт 04 Июн 2021 23:56 Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:    
Ответить на тему    Форум «Родовое поселение «Росинка» » 6.5  Политика и общество Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 10, 11, 12
Страница 12 из 12

 
Перейти: 
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Design by Vjacheslav Trushkin / Easy Tutorials (phpBB Tutorials).
Color scheme by ColorizeIt!

File Attachment © by Meik Sievertsen